АВИА ПРЕСС ФОТО

Ми-28Н «Ночной охотник» (по кодификации НАТО: Havoc — «Опустошитель») | Архив фото AviaImages.RU

Ми-28Н «Ночной охотник» – советский и российский ударный вертолёт, предназначенный для поиска и уничтожения в условиях активного огневого противодействия танков и другой бронированной техники, а также малоскоростных воздушных целей и живой силы противника.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

История производства

К проработке нового вертолета под обозначением «изделие 280», позднее переименованного в «Ми-28», приступили в 1970 году, вскоре после ухода из жизни М.Л. Миля, а его преемником стал Марат Николаевич Тищенко. К тому времени за рубежом самым популярным боевым вертолетом стал американский «АН-1» «Кобра», огневая мощь которого, несмотря на вдвое меньший полетный вес, была значительно выше. «Кобра» являлась чисто ударной машиной. Вертолет не мог перевозить ни людей, ни грузы, обеспечивая только огневое воздействие на противника. Правда, он создавался довольно поспешно и имел немало недостатков. В США учли опыт его боевого применения и приступили к разработке вертолета следующего поколения «RAH-66» «Команч».

При проектировании «изделия 280» специалисты МВЗ рассмотрели возможность использования не только классической компоновки, но и прорабатывали вариант двухвинтового вертолета поперечной схемы. У последнего под крылом большого размаха можно было разместить практически любые виды вооружения, конечно, в пределах грузоподъемности. Кроме того, подъемная сила крыла облегчала взлет перегруженной машины с разбегом, давая определенные преимущества перед вертолетом классической компоновки. Поперечной схеме свойственно еще одно достоинство: она позволяла, как говорится в книге «Московский вертолетный завод», катапультироваться членам экипажа, не попадая в область вращения несущих винтов, на чем настаивали военные. Однако, глядя на макет такой машины, невольно задаешься вопросом: по какой траектории должны были двигаться кресла, чтобы избежать соударения с лопастями?

Конечно, можно было применить устройство отстрела лопастей с последующим катапультированием членов экипажа. Такой эксперимент провели в 1960-е годы. Тогда летчик-испытатель Ю.А. Гарнаев вывел вертолет «Ми-4А» в заданный район Черного моря и, включив автопилот, покинул его на парашюте. Через некоторое время у беспилотного вертолета были отстрелены лопасти несущего винта, и из машины через открытую дверь благополучно катапультировали манекен, который также «воспользовался» парашютом.

Однако вскоре заказчик изменил свои взгляды не только на эту проблему, но и на тактику применения вертолета. Теперь на первый план выходили полет с огибанием рельефа местности и нанесение удара по противнику с малых высот, подобно тому, как это делает фронтовой бомбардировщик «Су-24». Последующие проработки на МВЗ и мировой опыт (в то время в США полным ходом проводились исследования по программе аналогичного винтокрылого штурмовика «ААН») показали, что наиболее приемлемой схемой для боевого вертолета все же является классическая. При этом полет на сверхмалых высотах позволил окончательно отказаться от средств аварийного спасения членов экипажа — катапультных кресел. Вместо них предложили использовать энергоемкие гидропневматические амортизаторы основных опор шасси с дополнительным аварийным ходом, поглощавшие значительную энергию при аварийной посадке, и соответствующие кресла экипажа, допускающие посадку с вертикальной скоростью до 12 м/с. Шасси при этом стало неубирающимся с хвостовой опорой. Последнее было связано с условиями транспортировки вертолета в грузовом самолете.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

«Изделие 280» постепенно приобретало свой собственный облик. Поначалу для нового вертолета многое заимствовали у «Ми-24». Даже влияние «летающей боевой машины пехоты» можно было наглядно увидеть в его полноразмерном макете. Боевые действия в Афганистане показали, что наиболее уязвимым местом «Ми-24» был главный редуктор. Попадание ракеты «Стингер» в этот агрегат сразу же выводило машину из строя, порой не оставляя экипажу шансов для выживания. Поэтому на «Ми-28» изменили расположение двигателей; теперь они прикрывали собой главный редуктор, а для снижения вероятности поражения их ракетами с тепловыми головками самонаведения смонтировали на соплах традиционные для боевых машин МВЗ экранно-выхлопные устройства. Последнее приводило к более сильному смешиванию горячих газов со спутной струей от несущего винта и, как следствие, снизило инфракрасную заметность машины в полтора-два раза.
Рабочее проектирование вертолета началось в 1980 году после защиты эскизного проекта. В августе того же года Комиссия Президиума Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам, учитывая важность создаваемого вертолета и не дожидаясь утверждения заказчиком макета окончательного его варианта, приняла решение о постройке двух опытных образцов. Первый серийный «Ми-28» предполагалось изготовить в 1994 году на авиационном заводе в Ростове.

Хотя опыт ряда локальных войн показал, что каждый тип вертолета должен делать свое дело: десантный — высаживать бойцов, а штурмовик — расчищать плацдарм и поддерживать наземные войска, на «Ми-28» сохранили небольшую кабину для «спецпассажиров». В этом отсеке с дверью по левому борту может разместиться до трех человек, включая техника вертолета или бойцов спецназа, эвакуируемых с территории противника.

Расположение кабин экипажа и форма их фонарей поначалу (на чертежах и макете) оставались как и у «Ми-24». В окончательном варианте остекление кабин летчика и штурмана сделали плоским, как на первых модификациях «Ми-24».

Серьезное изменение претерпела схема шасси. Двигатели ТВ3-117ВМ разнесли по бортам, защитив тем самым главный редуктор ВР-28. Это благоприятно сказалось на живучести машины в случае поражения одного из двигателей. При этом на опытных экземплярах «Ми-28» экранно-выхлопные устройства находились за двигателями, а их воздухозаборники — над мотогондолами. Для упрощения технического обслуживания и сокращения трудоемкости подготовки машины к полету значительно уменьшили число механических шарнирных соединений несущего винта, благодаря замене их эластомерными подшипниками. Это позволило снизить число точек смазки. Сократилось и количество соединений с тарированной затяжкой гаек, требующих периодического контроля.

Поскольку основным режимом полета «Ми-28» является низковысотный, то при его создании большое внимание уделили эргономике, позволившей сосредоточить основное внимание экипажа на борьбе с наземными целями. Управление всеми системами машины скомпоновали таким образом, чтобы на левом пульте, рычаге «шаг-газ» и ручке управления вертолетом находились органы управления, используемые в полете, а на правом пульте — органы управления, необходимые только для подготовки к полету. Это позволило ускорить восприятие полезной информации летчиком, максимально автоматизировать процессы обработки информации и управления системами, обеспечить приоритеты при выборе оружия и иметь отличный обзор из кабины.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Для нового вертолета был разработан прицельно-пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28.

В состав арсенала вертолета включили 30-мм пушку «2А42» на установке НППУ-28, которая, судя по всему, должна быть тяжелее артиллерийской установки «В-80», но более подвижной. Хотя ее боезапас существенно меньше — 250 патронов, но углы отклонения орудия в вертикальной плоскости изменялись от -110° до +110° и в горизонтальной плоскости от -40° до +13°.

Ми-28Н

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Первый опытный образец «Ми-28Н» (ОП-1, бортовой № 014) переделали из «Ми-28А» (бортовой № 032). Внешне его выдавал цилиндрический обтекатель РЛС, расположенный над втулкой несущего винта. Позже форму этого обтекателя заменили сферической. Внесли изменения и в конструкцию артиллерийской установки. При этом демонтировали маску орудия. Помимо нового оборудования на вертолете главный редуктор ВР-28 заменили на ВР-29, рассчитанный на передачу на винты заметно большей мощности от двигателей ТВ3-117ВМА серии 02, кстати, оснащенных модернизированной системой автоматического управления.

В средствах массовой информации сообщалось, что новыми стали лопасти несущего винта, однако, судя по фотографиям, они остались прежними, как и на «Ми-28А». Возможно, изменилась конструкция лопастей, но не их вид в плане. По данным разработчика, эти цельнопластиковые лопасти выдерживают попадание снарядов калибра до 30 мм.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Главным элементом, позволяющим говорить о «Ми-28Н» как о новом боевом вертолете, является установленный на нем комплекс бортового радиоэлектронного оборудования, созданный на базе обзорно-прицельных, пилотажных и навигационных систем Раменским приборным конструкторским бюро. Этот комплекс позволял «Ми-28Н» решать боевые задачи в любое время суток и в любых погодных условиях на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности в автоматизированном режиме. Аппаратура комплекса позволяет осуществлять поиск, обнаружение и распознавание целей, ведение групповых боевых действий с автоматическим перераспределением целей между вертолетами, наземными и воздушными командными пунктами. Важным компонентом этого комплекса должна была стать РЛС с круговым обзором. На раннем этапе создания машины рассматривались два радара: «Арбалет» и НО-25. Выбрали последний, созданный специалистами ФГУП «Государственный Рязанский приборный завод». Но станцию установили не сразу. Летные испытания опытного экземпляра НО-25 на первом опытном экземпляре «Ми-28Н» (ОП-1) начались лишь в феврале 2007 года, а затем продолжились на предсерийной машине (бортовой № 36), причем с антенной в сферическом обтекателе.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Помимо этого на вертолете смонтировали гиростабилизированную оптико-электронную обзорно-прицельную станцию ОПС-28, совмещенную с лазерным дальномером и системой наведения ПТУР. Для облегчения пилотирования предусмотрели турельную оптикоэлектронную систему ТОЭС-521 с телевизионным и тепловизионным каналами. Обе системы расположены в носовой части фюзеляжа: первая — в поворотном цилиндрическом контейнере с плоскими оптическими окнами, а вторая — между ней и антенной командной радиолинии ПТУР «Атака».

Интегрированный комплекс бортового оборудования построен с использованием цифровых вычислителей, а вся пилотажно-навигационная, прицельная и прочая информация в кабинах летчика и штурмана отображается на жидкокристаллических многофункциональных индикаторах (по три в каждой кабине), что делает возможным полет в ночных условиях на малых высотах, но не ниже пяти метров.

Предусмотрены также нашлемная система целеуказания и очки ночного видения. Управление машиной осталось, как и прежде, из задней кабины летчика.

Вооружение «Ми-24Н» на тот момент включало пушку «2А42» калибра 30 мм, ПТУР «Атака» и ракеты класса «воздух-воздух» «Игла», НАР «С-8», «С-13» и «С-24Б», а также баллистические авиабомбы калибра до 500 кг. Как следует из рекламных материалов МВЗ имени М.Л. Миля, «Ми-28Н» и его экспортный вариант «Ми-28НЭ» предназначены для поиска и уничтожения бронетехники (включая танки), живой силы противника, поражения защищенных объектов и площадных целей (линий окопов и оборонительных сооружений), борьбы с летательными аппаратами днем и ночью в простых и сложных метеоусловиях. «Ми-28Н» может применяться не только на сухопутных театрах боевых действий, но и над акваториями для уничтожения катеров и других малых судов и постановки минных заграждений.

Выкатка первого опытного образца вертолета «Ми-28Н» (ОП-1, бортовой № 014), получившего в нашей стране прозвище «Ночной охотник», а в НАТО — Havoc-B, состоялась 16 августа 1996 года. Однако летчик-испытатель В.В. Юдин и штурман С.В. Никулин смогли выполнить первый полет лишь 14 ноября того же года, хотя он планировался в 1995 году. Затем наступил перерыв до апреля 1997 года. Испытания проходили медленно. Сказывались и хроническое безденежье, и отсутствие надвтулочной РЛС. Из-за этого подготовку к серийному производству «Ми-28Н» на «Роствертоле» завершили в первом полугодии 1999-го и в 2002 году на деньги «Роствертола» приступили к сборке второй опытной машины (ОП-2, бортовой № 02). Машину смогли собрать только к весне 2004 года уже на средства заказчика. К тому времени обтекатель РЛС окончательно решили делать сферическим. Двадцать пятого марта вертолет впервые поднялся в небо, а спустя шесть дней начались его заводские летные испытания. Тогда же было объявлено о намерениях Министерства обороны заказать 300 вертолетов этого типа. По этому поводу главком ВВС В.С. Михайлов сказал, что «аналогов этому вертолету в мире нет, а все его комплектующие полностью российского производства». К 2010 году Вооруженные силы планировали приобрести 50 таких машин.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Надо сказать, что будущее как «Ми-28Н», так и подобного ему ночного варианта «Ка-52» в те годы все же представлялось весьма неопределенным. Командующий армейской авиацией Виталий Павлов отметил тогда, что на вооружение будут приняты обе машины, но какая из них пойдет на экспорт, станет известно лишь после проведения государственных испытаний. Заводские испытания завершились 18 января 2005 года в Ростове-на-Дону, и он перелетел в Москву на летно-испытательную и доводочную базу завода имени М.Л. Миля. В феврале того же года генеральный директор ОАО «Роствертол» Б. Слюсарь сообщил, «что вертолет успешно проходит испытания, совершая до четырех полетов в день. Это очень много, поскольку после каждого полета надо расшифровывать и анализировать полученную информацию».
Весной того же года был подписан контракт на поставку Министерству обороны трех предсерийных «Ми-28Н». В июне разработчики вертолета и специалисты ВВС приступили к совместным заводским испытаниям новой боевой машины, а в конце 2005 года предъявили ее на государственные испытания.

Двадцать седьмого декабря 2005 года первую машину установочной серии (бортовой № 32) продемонстрировали в полете высокому начальству. На церемонии присутствовали главком ВВС В. Михайлов, генеральный директор ОАО «МВЗ имени М.Л.Миля» А. Шибитов и мэр Ростова-на-Дону М. Чернышев. В тот же день Михайлов отметил, что всего за два месяца (в завершающий период испытаний. — Прим. ред.) «Ми-28Н» (включая опытные образцы) выполнили 103 полета, из них 96 — зачетных. Затем он подвел общий итог «Мы сделали более трехсот полетов, — сказал генерал, — из них только семнадцать незачетные, поэтому отберите пять процентов испытательных полетов не зачтенных. Я другой такой техники назвать не могу, где была бы такая высокая зачетность… Первые вертолеты будут начинать жизнь именно на юге России, конкретно в 55-м вертолетном полку в Кореновске (Краснодарский край)». Надо отметить, что в ходе испытаний «Ночной охотник» подтвердил возможность продолжения горизонтального полета на одном двигателе, что немаловажно не только в боевой обстановке, но и в мирное время.

Первый этап совместных государственных испытаний завершился 4 марта 2006 года. Госкомиссию возглавлял главком ВВС В. Михайлов. Завершение испытаний «Ми-28Н» с положительным результатом стало основанием для выпуска установочной серии, предназначенной для войсковых испытаний. Планировалось, что первые семь «Ми-28Н» поступят на вооружение российской армии в 2006 году, но этот срок не выдержали. Осенью того же года «Роствертол» сдал заказчику второй предсерийный экземпляр (№ 01-02), а затем третий. Всего на завершающем этапе государственных испытаний использовали пять вертолетов, включая опытные образцы.

По мере наращивания темпов серийного производства «Роствертол» планировал выпускать не менее 20-25 машин в год, учитывая интерес к ним со стороны иностранных заказчиков, в том числе Алжира, Индии и Китая. Ожидалось, что стоимость «Ми-28Н» будет ниже, чем у американских вертолетов «AH-64D» «Апач». Всего в Ростове к августу 2007 года построили четыре предсерийные машины. В дополнение к контракту на поставку трех «Ми-28Н», подписанному в 2005 году, «Роствертол» должен был собрать военным еще 16 серийных «Ночных охотников», причем крайний из них — в 2008 году.

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Первый полет «Ми-28Н» с полностью работоспособной РЛС НО-25 состоялся 16 февраля 2007 года, и в октябре завершился первый этап государственных испытаний машины. В том же месяце командующий армейской авиацией генерал-майор В. Иванов на встрече с журналистами сообщил о первых четырех «Ми-28Н» (из числа предсерийных машин), поступивших в 334-й ЦБП и ПЛС. В апреле 2008 года на предприятии «Роствертол» начались заводские испытания «Ми-28Н» с двигателями ВК-2500 взлетной мощностью по 2400 л.с. В июле прошло сообщение о завершении очередного этапа испытаний «Ми-28Н» в горных условиях, подтвердивших возможность эксплуатации машины в дневное время с площадок, расположенных на высоте до 3000 м. Кроме того, выполнены полеты ночью в горах, с посадками на необозначенные площадки, расположенные на высоте до 2500 м над уровнем моря, с применением очков ночного видения, а также с выполнением боевого маневрирования ночью в горных ущельях и над пересеченной местностью.

Поскольку долго не было учебно-тренировочного варианта вертолета с двойным управлением, то для подготовки экипажей, и особенно летчиков, в подмосковном ЦНТУ «Динамика» был создан наземный тренажер — полномасштабный макет кабины с рабочими местами экипажа и имитаторами органов управления. На нем предусмотрено заливающее освещение с интенсивностью и спектром, характерными при работе с системами подсвета кабины реального вертолета.
На шестой машине установочной серии, ставшей прототипом экспортного варианта «Ми-28НЭ», сверху мотогондол смонтировали дополнительные воздухозаборники, видимо, для ВСУ. Эти устройства были целиком перенесены и на серийные машины. В июне 2007 года экспортный вариант «Ми-28НЭ» продемонстрировали на авиационно-космическом салоне в Париже. Тем же летом вертолет проверили в условиях жаркого и сухого климата с повышенной запыленностью воздуха. Машину испытывали днем и ночью, причем с применением всех видов штатного вооружения. Как сообщалось в средствах массовой информации, «в жестких условиях пустынного климата вертолет продемонстрировал высокие летно-технические и эксплуатационные характеристики. Огневые испытания были проведены с оценкой «отлично».

В последние дни уходившего 2008 года госкомиссия под председательством главкома ВВС А. Зелина пришла к выводу о возможности принятия на вооружение «Ми-28Н» и продолжении испытаний «Ка-52». Таким образом, «Ми-28Н» стал основным боевым вертолетом армейской авиации. Тогда же планировалось в ближайшие четыре года передать армейской авиации 100 «Ми-28Н» (по две эскадрильи в год).

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

В окончательном виде на вертолете помимо встроенного орудия на внешней подвеске могут располагаться универсальные пушечные контейнеры УПК-23-250 с пушками «ГШ-23Л». Предусмотрено несколько вариантов ПТУР, включая 9М120, 9М120Ф или 9А220, а также 9М114, комплект аппаратуры управления и пусковых модулей «Стрелец» для автоматизированного дистанционного одиночного, последовательного или залпового пуска ракет 9М39-2 «Игла-В» для борьбы с воздушными целями, НАР «С-8» и «С-13» в блоках Б-8В20-А1 и Б-13Л1 соответственно, а также авиабомбы калибра 100, 250 и 500 кг. При необходимости подвешиваются контейнеры мелких грузов КМГУ-2 с малокалиберными бомбами и минами, а также унифицированные вертолетные гондолы ГУВ с пулеметами или гранатометами.

ПТУР комплекса «Штурм-ВН» предназначены для поражения подвижных и неподвижных бронированных целей, железобетонных укрытий, зенитных комплексов ближнего действия, живой силы в укрытиях и на открытых площадках, низколетящих малоскоростных воздушных целей. Согласно опубликованным данным эта ПТУР способна пробивать броню танка толщиной до 950 мм при отсутствии у него динамической защиты. Если это соответствует действительности, при стрельбе по танку «М1А2» «Абрамс» с бронестойкостью лобовых фрагментов защиты, эквивалентной толщине брони 850 мм, и не оснащенного динамической защитой, вероятность его поражения достаточно высока. Правда, это еще надо проверить в бою. В совершенстве же отечественной бронетехники сегодня сомневаться не приходится. Подтверждением тому стало сообщение от 26 февраля 2016 года о том, что «боевики так называемой Свободной сирийской армии в провинции Алеппо попали в танк «Т-90» ракетой из американского тяжелого противотанкового комплекса BGM-71 TOW (максимальная дальность — 4500 м, скорость — 278-320 м/с, бронепробиваемость — до 900 мм при весе боевой части около 6 кг). Несмотря на сильный удар и взрыв, танк остался абсолютно невредимым».

Неуправляемые ракеты «С-8» с кумулятивноосколочной боевой частью способны пробивать броню толщиной до 400 мм.
Ракета «С-13Т» с двухмодульной проникающей осколочно-фугасной БЧ способна лишь пробивать грунт толщиной до 6 м и железобетонные перекрытия — до 1 м с кумулятивно-осколочной БЧ. Для борьбы с бронетехникой она не предназначена.

А какова защита «Ми-28Н», точнее — его экипажа от стрелкового оружия сухопутных войск? В книге «Московский вертолетный завод имени М.Л. Миля», изданной в 1998 году по случаю 50-летия предприятия, сказано: «Для повышения боевой живучести и выживаемости экипажа предусматривалась бронезащита кабины, в которую входил набор керамических плиток, наклеенных на каркас носовой части фюзеляжа. Кроме того, защитную роль выполняли силикатные бронестекла. Летчик и штурман были разделены бронеперегородкой». В средствах массовой информации сообщалось также, что кабина экипажа «Ми-28» полностью бронирована. В то же время известно, что броне-коробка кабин экипажа изготовлена из 10-мм листов алюминиевого сплава, на которые наклеены керамические плитки. Такая защита может стать препятствием для пуль калибра 7,62 мм и не более, поскольку, например, бронебойно-зажигательная пуля 7БЗ-1 калибра 12,7 мм пробивает броню толщиной 20 мм под углом 20 градусов на дальности до 750 м. В ходе боевых действий в Чечне вертолеты «Ми-24» получали значительные повреждения даже при обстреле из стрелкового оружия калибра 5,45 мм («НВО» № 38, 2000 г.).

МИ-28H, бортовой номер RF-95325, 10 сентября 2016 года, фотосъёмка на аэродроме в Кубинке, МО, фотокорреспондент Александр Серёгин (AviaImages.RU, ASppaImages.COM) | Фототехника Canon

Первый экземпляр «Ночного охотника» установочной серии поднялся в воздух 27 декабря 2005 года, и спустя полгода его передали на второй этап совместных государственных испытаний. Летом 2007 года руководство ОАО «Роствертол» рапортовало о выполнении госзаказа по выпуску предсерийных «Ми-28Н» и после внесения доработок в конструкторскую документацию по результатам государственных испытаний приступили к серийному производству. Два первых серийных вертолета покинули сборочный цех предприятия (бортовые № 41 и 42) в конце 2007 года, а в 2009-м «Ми-28Н» приняли на вооружение. Восьмого апреля 2011 года с аэродрома ОАО «Роствертол» стартовал очередной, 34-й по счету «Ми-28Н». От предшественников машина отличалась рядом доработок, включая новые воздухозаборники двигателей. Видимо, речь идет о тех самых заборниках, что расположили сверху мотогондол.

К 2016 году в строю находилось около 100 машин. Массовая эксплуатация «Ми-28Н» в строевых частях подтвердила, что пилотирование их доступно летчикам средней квалификации, а летные и пилотажные характеристики позволяют вести маневренный воздушный бой. Вертолет прост в обслуживании, а применяемые боеприпасы, средства связи и управления, горюче-смазочные материалы совместимы с применяемыми в сухопутных войсках.

Текст взят с сайта http://oruzhie.info/vertoleti/64-mi-28

Ресурс: Ссылка на автора:
Facebook.com https://www.facebook.com/sereginphotographer
ASppaImages.COMhttp://asppaimages.com
VK.COMhttps://vk.com/aspressphoto
Sports.RUhttps://www.sports.ru/tribuna/blogs/asppaimages/
Emailaspressphoto@gmail.com